Пролетарии всех стран, развлекайтесь!

Общество рефлексировало результаты Второй мировой войны и в принципе было не готово делать что-то новое. Появилось огромное поколение начала 60-х годов, которому в мире, где вся экономика была уже корпорирована, делать было нечего. Появилась новая культура. Эта культура связана абсолютно точно с различного рода и музыкальными, и политическими, и социальными преобразованиями.

Пролетарии всех стран, развлекайтесь

Молодежь, как вы знаете, первым делом заменила лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» на лозунг «Пролетарии всех стран, развлекайтесь!». С этим замечательным лозунгом — «Пролетарии всех стран, развлекайтесь!» — студенты Сорбонны в 1967 году захватили завод Рено, что очень понравилось профсоюзам. В результате президент Де Голль вынужден был уйти в отставку. Такого же плана события происходили в США, где после подобного рода свободолюбия вынужден был уйти в отставку президент Никсон.

И клип вобрал это свободолюбие, эту новую любовь к свободе, которую требовали молодые люди, не хотевшие повторять катастрофические эксперименты предшествующих поколений. Лозунг, который появился в то время (одновременно появился и жанр клипа) — «Не верь тому, кому за тридцать». Почему нельзя верить тому, кому за тридцать? Казалось бы опыт, авторитет и все-такое… Почему?

Потому что молодежь того времени знает, что те, кому в их возрасте было за тридцать, это те, кто поддержал цивилизацию, которая уничтожила во Второй мировой войне больше 100 млн человек. Никакого доверия к этой корпорации цивилизационной не было. Поэтому клипмейкинг появился на протестной волне, против всех видов и типов консерватизма эстетического, социального, политического и так далее. Это изначально было движение свободы, и в результате клип (от англ. clip — обрезанная юбка) из «обрезанной юбки» в жанровом отношении точно так же как развивалось кино — от 30 секундного ролика клип стал расти в хронометраже. Появились рок-оперы. Наверное, многие из вас знают или помнят замечательную рок-оперу «Томми». Дальше следовали «Стена» группы Пинк Флойд и «Иисус Христос — суперзвезда» Эндрю Ллойда Уэббера и Тима Райса. О чем опера «Иисус Христос — суперзвезда», в чем пафос этого молодого движения, революции 68-го?

Pink-Floyd-The-Wall-Cover

Он прост. Если вы помните, по сюжету оперы Христа призывают признаться в том, что он — человек. Потому что для этого поколения важен человек. Для предшествующих поколений важно государство, мораль, этика, религия. А вот для этого поколения важен человек. Кто ты, что ты можешь, какие твои возможности, в состоянии ли ты вообще быть самим собой.

Если вы посмотрите литературу того времени появляется Керуак например. Вечный странник в поисках самого себя. Это единый пласт культуры. Таким образом клипмейкинг становится в авангарде экранных произведений. И как наиболее авангардная форма он начинает впитывать в себя новое как губка. Наиболее радикальные движения, которые происходят в экранных искусствах того времени. Весь итальянский неореализм оказывается в результате в клипмейкинге. Вся новая волна. И далее клипмейкинг как жанр оказывается наиболее восприимчив ко всему радикально новому.

Например, пока ещё знаменитая Догма Триера в девяностые годы эпатировала огромное количество кинематографистов, уже вовсю во всём мире люди смотрели клипы группы Portishead, снятые в эстетике Догмы. То есть клипмейкинг стал наиболее восприимчив ко всем новым жанровым течениям.

Такая же история произошла, как вы знаете, в 2000-ые годы. Когда многие художники и авторы поняли, что что-то произошло и красота изменила свой смысл. Красота стала инструментом коммерции и способом продажи всего. Поэтому она перестала быть красивой. Люди стали искать ужасного, потому что красивым уже ничего кроме торговли не выражалось. Появились новые виды искусства например, т.н. глитч-арт — искусство помех, шумов, браков и погрешностей. И где же этот глитч-арт нашел свое выражение прежде всего? Конечно же он прежде всего оказался в клипмейкинге. Мы очень мало видим сейчас клипов с непоцарапанной пленкой, клипов, где нет специально испорченных изображений и глитчей. Существует целая индустрия.

Если вы работали в профессиональных монтажных программмах, например, в Премьере. То в него уже предустановлен пакет специальных фунцкий для того, чтобы картинку портить.

Открытость клипов ко всему новому потрясает. И это все было бы очень хорошо, если бы не включалась сюда та самая коммерческая составляющая. Здесь очень интересная вещь есть.

Знаете ли Вы российскую певицу, Машу Распутину? У нее прекрасный вокал и потрясающий диапазон. И вот буквально на этих днях прекрасная Маша Распутина выступает вместе с симфоническим оркестром Большого Театра.

Я когда смотрю на эту рекламную фотографию, то я не могу понять, что этих людей объединяет? Каким образом академические исполнители, люди из оркестра Большого театра, музыканты, воспитанные на Вагнере и Перголези, вдруг оказываются на бэквокале у Маши Распутиной? Ну, понятно почему и чем можно заинтересовать этих музыкантов. А зачем милая Распутина, простите, в трусиках на босу ногу, стремилась в оркестр Большого театра? Ей-то это зачем?

Такой простой вопрос.

Каждый исполнитель и каждый музыкант, помимо всех коммерческих составляющих, прежде всего заинтересован в том, чтобы то, что он делает, называлось музыкой.

Поэтому произведение должно быть поставлено внутрь контекста уже существующей музыкальной культуры. Поэтому огромное количество рок и эстрадных исполнителей рвутся к тому, чтобы встроиться в контекст того, что человечество называло музыкой на протяжении тысячелетий.
И так как клип используется коммерческими компаниями не только для того, чтобы найти музыкальный образ для музыки, но для того, чтобы продать исполнителя.

Поэтому клип вынужден встраиваться в наиболее консервативные эстетические концепции. Имеется в виду включать в себя полностью изобразительную сторону, которое адресует нас к живописи, которая
имеет историю гораздо большую, чем история кино. Темпо ритмически отсылая нас к той истории кино, которая имеет дело с сикопированными ритмами и синкопами. Поэтому клипмейкинг оказывается областью, которая с одной стороны открыта ко всему новому, ко всем видам авангарда и поиска, а с другой стороны (в силу того что, там есть коммерческая составляющая), как никакой другой вид искусства тяготеет к тому, чтобы опираться на классические законы кинематографа, драматургии и изобразительного искусства.

Подробнее на режиссерском курсе «Мотор, снимаем клип!»

Метки:

Немного о Даниил Деведжиев

режиссер, видеокомпозер, директор Мастерской АРТ-СТАНОК

Еще нет комментариев.

Оставить ответ

Вы должны войти , чтобы добавить комментарий.

Яндекс.Метрика